Зарегистрировано: 318




Помощь  Карта сайта

О чем пишут?

Top 5 раздражающих моментов в работе программиста

Управление проектами В процессе работы, будучи программистом, в разные периоды я не раз сталкивался с рядом проблем. Во многом из-за непонимания клиентами и руководителями работы программиста. Хочется собрать наиболее раздражающие моменты, которые делают работу невыносимой и портят все ..
Дальше..

Я так вижу!

Tambur_1.jpg

Tambur_1.jpg



Тексты. Прозариум

Тексты на сайте могут публиковаться как в составе книг, по которым они "разложены", так и по отдельности. Тексты можно публиковать на странице их владельца, в блогах, клубах или рубриках сайта, а так же в виде статей и объявлений. Вы можете публиковать на сайте не только собственные тексты, но и те, которыми хотите поделиться с читателями, соблюдая авторские права их владельцев.
Prozarium CMS | Реклама, сотрудничество | Разработка, продажа сайтов

Для добавления вашего собственного контента, а также для загрузки текстов целиком, загрузки текстов без разбиения на страницы, загрузки книг без разбиения на тексты, необходима авторизация. Если вы зарегистрированы на сайте, введите свой логин и пароль. Если нет, пожалуйста, пройдите регистрацию



Опубликовано в: Сайт: Публичные рубрики

0





Ночная Кобыла. Черный Рыбак

10.11.2008


Ночная Кобыла. Черный Рыбак

Главный бухгалтер ООО «Конопелько промоушен факт» Семен Иванович Беляков (49, без вредных привычек, разведен) ликовал. Елейная улыбка не слазила с тоненьких губ. Хорошенькая стажер Леночка Полякова подала руку и неловко шагнула вперед. Лодка качнулась, и Леночка обхватила Семен Иваныча за плечо. Семен Иваныч плотоядно всхрапнул.
Вокруг порхали стрекозы, хлюпала волна за бортом. Леночка уселась на корму, нацелив на Семен Иваныча округлости загорелых колен. Главный бухгалтер энергично взмахнул веслами, подняв фонтан брызг. Последующие гребки были ровней, лодка заскользила по озеру, а лицо Семен Иваныча приобрело важный сосредоточенный вид.

Одна вредная привычка в безукоризненном досье г-на Белякова все же была. Даже не привычка, а страсть. Он злоупотреблял служебным положением. Как начальник бухгалтерии Семен Иванович отвечал за подчиненный персонал, но делал это с излишним пристрастием. Как только освобождалось вакантное место, а освобождалось оно с подозрительным постоянством, он начинал подбор кадров. В качестве стажеров на испытательный срок принимались девушки до двадцати пяти, не обремененные строгостью нравов. Последнее Семен Иванович угадывал довольно легко. Недельку-другую стажерка усердно сводила дебет с кредитом, а потом получала приглашение на… рыбалку. Да, Семен Иванович был заядлый рыбак. Любил закинуть удочку, погонять блесну. Натянуть резинку или навострить поплавок.

Предложение было безобидным на первый взгляд, в придачу вырисовывалась перспектива карьерного роста, и, как правило, девушки соглашались. Согласные ехали на рыбалку, несогласные посылались за буй. По дороге Семен Иваныч сообщал, что недалеко от озера у него есть дача, далее все шло своим чередом. Но! Засветившись перед стареющими друзьями с новой пассией, Семен Иванович давал отворот. Рассматривалась новая кандидатура. По окончанию сезона – от осени до весны главбух затихал.

- Что-то сегодня печет. Э-э… что Вы знаете о рыбалке? – разговор с противоположным полом всегда давался главбуху с трудом.
Леночка засмеялась и мотнула головой. Черные водомерки прыснули прочь.

Разумеется. Что может знать городская баба о пристрастиях настоящих мужчин? Ничего! И Семен Иваныч начинал объяснять. Это была единственная тема, где он мог совершенно безнаказанно блистать умом. Говорил он вдохновенно, по делу, от удовольствия прикрывая глаза. Через полчаса выражение лиц собеседниц принимало одинаково скучающий вид. Но Семен Иваныча это не смущало. В такие минуты он слушал только себя. Называл цены и лейблы. Как читательница гламурных журналов жмурился от звучных имен. А когда бдительность собеседниц полностью притуплялась, начинал прямой инструктаж.

Но Леночка, напротив, проявляла к услышанному живой интерес. Она копалась в ящичке для снастей, что несколько раздражало Семен Иваныча, и задавала вопросы. Блесны, попперы, воблеры были разложены по фирмам и номерам, каждый в своей ячее. А Леночка не всегда возвращала на свое место матчасть. Тем не менее, она нравилась Семен Иванычу все больше и больше. Он даже подумывал, в случае благополучного расклада, оформить трудовой договор.

- Леночка, - вопросил он: - Вы когда-нибудь держали спиннинг?
Леночка хмыкнула.
- Понятно, - осклабился он: - Я научу. Великолепный разборной спиннинг от Shimano. Двести пятьдесят у.е. Скрепляем коленца… У меня безынерционная катушка Daiwa… Идите сюда!

Леночка рачком, хватаясь за борта, перебралась к Семен Иванычу в центр. В декольте легкомысленного сарафанчика открывался восхитительный вид. Главный бухгалтер проглотил от удовольствия слюну.
- Ставим для начала Kastmaster. Отличнейшая блесна. Я на неё таки-и-их щук!

Как и всякий рыболов, Семен Иванович врал. За всю свою жизнь он действительно вытащил пару щук, за небольшой вес именуемых «карандашами», но это автоматически ставило Семен Иваныча в ряды профессиональных рыбаков.

-Беремся ручкой сюда.., ножки на ширине плеч.., - Семен Иваныч вплотную прижался к Леночкиной спине. Леночка с трудом улыбнулась.
-Теперь опускаем пимпочку на катушке вот та-ак… леску придержим … Держим! Бросок!
Блесна кувыркнулась и звякнула о деревянный борт. Семен Иванович чертыхнулся. Естественно, про себя.
- Умничка, еще разок!
Леночка подмотала блесну, отпустила зажим и, к вящему удивлению Семен Ивановича, довольно удачно свершила замах. Кастмастер шлепнулся далеко впереди. В этот же момент потная ладонь Семен Ивановича сжала Леночкину грудь. Стажер напряглась.
- Семен Иваныч?! Вы что?
- Вы же хотите стать рыбаком?- Семен Иваныч убрал ладонь.
Лена кивнула.
- Подмотайте блесну и попробуем еще раз. Вы – врожденный рыбак!
Леночка обреченно затрясла головой.
От её волос пахнуло молоком, ложбинка между лопаток была притягательно горяча. Семен Иваныч уткнулся носом туда. В глазах потемнело, его рука скользнула под сарафан и рванула трусики вниз. Смешные стринги жалобно затрещали. Леночка затряслась:
- Семен Иванович, м-миленький, что..?! – взмолилась она, цепляясь за остатки трусов.
Но Семен Иваныч уже не сдерживал себя:

- Хор-р-рош гуню гнобить! – прорычал он и укусил Леночку за плечо. Что значит «гнобить гуню» главбух не знал - вырвалось само по себе, но Семен Иваныч остался перлом доволен. Ещё ему захотелось увидеть себя со стороны. Семен Иваныч даже вспотел от удовольствия. Он торопливо нащупал ремень, молнию брюк, резинку хэбэшных трусов, и окрестностям предстал его невинно-молочный зад. Кудрявые светлые волоски нежно теребил ветерок.
- Ну же, Леночка, еще разок. Положим блёсенку вон под те камыши.

Сжатый в двух парах рук: напористых мужских и дрожащих женских спиннинг хлестнул воздух, серебристый ромбик полетел вперед-вверх и бултыхнулся аккурат под рогоз. Леночка всхлипнула, Семен Иваныч засопел громче и притянул аппетитную попку к себе.
- Тихонько мотаем, вот так…

Утомленное жизненным опытом беляковское естество уже не стояло как поплавок, но все же упрямо рвалось вперед. Так поседевший спелеолог-ветеран ищет темных уютных пещер. Семен Иваныч опять укусил Леночку, но теперь более нежно – за ушко. Леночка попыталась отстраниться, но лодка качнулась, и она так и застыла нараскоряку, слегка нагнувшись вперед. Но продолжала мотать. Вдруг её лицо отобразило удивление, восторг…
- Ах, Семен Иванович… там, кажется… есть!
- М-м-моттайте, Л-лена-а, ммотайте…
Спиннинг согнулся дугой.
-Не могу, Семен Иванович, тяжело! – Леночка уже не пыталась избавиться от назойливых ласк, а целиком сосредоточилась на снастях.
Катушка хрипела с надрывом, норовя задохнуться совсем, Семен Иваныч дышал еще тяжелей. От усердия он даже высунул кончик языка, зрачки глаз помутнели и потеряли смысл. Но вдруг взор его сфокусировался, Семен Иванович побледнел и притих. Леночка завизжала.

В метре от лодки, влекомое плетеной лесой, всплыло распухшее тело. На впалой груди, застегнутой черным плащом, куда впилась хваленая беляковская блесна, копошились зелёные раки.
Семен Иванович отпустил Леночкин тыл, выхватил спиннинг и рванул на себя. Со спущенными штанами и перекошенным лицом он был страшен. Леночка закатила глаза и грохнулась в обморок. Блесна не отрывалась. Семен Иваныч попробовал еще. Но труп приподнял голову с проплешинами облезших волос, усмехнулся гнилыми зубами и схватился за леску рукой.
- Черный Рыбак! – прохрипел Семен Иванович, в ужасе швырнул спиннингом в нежить и рухнул навзничь.
Такими, на дне лодки, бесчувственными и без штанов, их обнаружил рыбнадзор через пару часов.

С тех пор Семен Иванович потерял к женщинам интерес. Леночку он утвердил и даже назначал аудитором склада, но никогда не говорит с ней, а при встрече наклоняет голову и быстро семенит прочь. Снасти он выкинул, а дачу продал. Говорят, поставил в квартире решётки и железную дверь. Осунулся и поседел. Финансовый директор, по случаю своего юбилея пригласивший Семен Иваныча домой, поведал, что главный бухгалтер Беляков быстро напился и плакал ему, что не может больше уснуть. Потому что каждую ночь, проклятый инкуб, приходит к нему Черный Рыбак и протягивает утерянный спиннинг.