Зарегистрировано: 293




Помощь  Карта сайта

Текст дня

Open Observatory Control System

Дальше..

Фото дня

M27. 04.08.2013

M27. 04.08.2013

M27. 04.08.2013. SW25012, MPCC, Nikon D5100. 17х30сек. DSS, FS, PS


Тексты. Прозариум

Тексты на сайте могут публиковаться как в составе книг, по которым они "разложены", так и по отдельности. Тексты можно публиковать на странице их владельца, в блогах, клубах или рубриках сайта, а так же в виде статей и объявлений. Вы можете публиковать на сайте не только собственные тексты, но и те, которыми хотите поделиться с читателями, соблюдая авторские права их владельцев.
Prozarium CMS | Реклама, сотрудничество | Разработка, продажа сайтов

Для добавления вашего собственного контента, а также для загрузки текстов целиком, загрузки текстов без разбиения на страницы, загрузки книг без разбиения на тексты, необходима авторизация. Если вы зарегистрированы на сайте, введите свой логин и пароль. Если нет, пожалуйста, пройдите регистрацию



Опубликовано в: Клуб: Астрофизика, астрономия, космонавтика
<--Наука

0





Три беседы о Пулковской обсерватории
Венера Галеева
08.12.2014


Коготок увяз — всей птичке пропасть?
Именно это научное учреждение послужило прототипом для НИИЧАВО — Института чародейства и волшебства в повести-сказке братьев Стругацких. Борис Натанович работал в Пулковской обсерватории, и, хотя сам он не раз предупреждал, что не любит «расшифровывать» персонажей, сотрудники обсерватории догадываются, с кого списан тот или иной сотрудник НИИЧАВО.

А территория за стенами главного корпуса напоминает о другом произведении Стругацких. Толстый слой льда в канавах, странные для непосвященных сооружения на фоне живой природы, и гул — шоссе и аэропорт находятся совсем рядом. Устроить пикник (торговый центр, лыжный спуск или элитную застройку) на обочине завидных владений Пулковской обсерватории с каждым годом мечтает все больше нуворишей.
В последний раз информационный шум подняла Архитектурная мастерская Т.А.Славиной. Журналисты до сих пор обсуждают, что будет, если: а) обсерваторию переведут на Кольский полуостров, б) оставят в покое. Первый вариант несостоятелен, потому что тогда не будет вообще ничего: сооружение соответствующих зданий на пустом месте обойдется государству слишком дорого, и даже ярые критики власти уверены, что никому не придет в голову переселить ученых в бараки. Если же события будут развиваться в соответствии с исторической предопределенностью, город рано или поздно окружит Пулковскую возвышенность со все сторон, и круглосуточный шум и свет сделают наблюдения невозможными. И обсерватория превратится в большой и красивый музей, каким ее и считали в конце девяностых.
Но такой прогноз не учитывает один существенный момент: в Главной Пулковской обсерватории научная работа велась всегда, в частности, проводилась модернизация инструментов. Раньше город подсвечивал только северный горизонт, а сегодня — со всех сторон, но теперь эта проблема для астрономов решена. Конечно, это не значит, что в Пулково завтра же можно начинать строительство высоток или стометровой эстакады для лыжников-экстремалов. Дирекция может пойти на компромисс с городскими властями, но не с бизнесменами. Здесь до сих пор не верят в мифы об «ответственном бизнесе» и помнят распоряжение Совнаркома СССР, подписанное В.Молотовым. Это документ 1945 года о восстановлении Главной астрономической обсерватории РАН после войны, в котором идет речь, в том числе, и о планировке территории Пулковских высот: «Закрепить за обсерваторией участок земли для возведения построек и разбивки парка в размере до 150 га. Установить защитную парковую зону в радиусе 3 км вокруг Пулковской обсерватории с запрещением в ней промышленного и крупного жилищного строительства и с согласованием всякого строительства в этой зоне с дирекцией Пулковской обсерватории».
А еще здесь помнят пословицу: «коготок увяз — всей птичке пропасть». Если уступить хотя бы пядь Пулковской земли коммерсантам, создастся опасный прецедент, и следующие застройщики будут вести себя увереннее, если не сказать наглее. Что же касается угрозы урбанизации, то в качестве повода для выселения обсерватории с «исторической родины» угроза эта выглядит преувеличенной.
Десять лет спустя…
Директора Пулковской обсерватории Александра Владимировича СТЕПАНОВА мы застали на рабочем месте посреди официального отпуска. Как и многие сотрудники обсерватории, Александр Владимирович живет в ведомственном поселке и является потомственным астрономом.
— Александр Владимирович, насколько мне известно, постановление 1945 года до сих пор — основная «охранная грамота» ГАО РАН. Возможно, надо обновить этот документ, чтобы пресечь дальнейшие поползновения недоброжелателей?
А.В.Степанов
А.В.Степанов
— Нет, обновлять нечего, потому что постановление было подтверждено председателем комитета по градостроительству и архитектуре, и я думаю, что никто не решится отменить указы Совнаркома. Представляете, война еще не закончилась, а в марте 1945 года уже появилось распоряжение Совнаркома о восстановлении трех обсерваторий — Николаевской, Крымской и Пулковской. Всем наркоматам подробно расписали, где валить и какие деревья, сколько лопат и черенков надо выдать рабочим, сколько извести гашеной и негашеной, сколько телег. Сейчас такого планирования вообще нет! Конечно, вложены были большие средства. Если законы будут выполняться, как говорит наш президент, все будет нормально. Я звонил недавно в Общественную палату, в комитет по культуре Галине Васильевне Боголюбовой. Она сказала, если что-то нарушается, сразу звоните в Комитет по культуре, в Счетную палату, в прокуратуру. У нас есть двойное ограждение закона: во-первых, мы федеральный объект, а во-вторых, — особо ценное культурное наследие народов России, как Эрмитаж. Но это работает, если в России выполняются законы.
— Как решился вопрос с долгом, который висел на обсерватории в 1997 году?
— Нам очень помог Алексей Леонидович Кудрин, который побывал здесь и подивился, что обсерватория — это не будка со стоящим рядом инструментом, а архитектурный ансамбль, созданный архитектором Александром Брюлловым, братом известного художника. А.Брюллов, кстати, выиграл конкурс у архитектора Тона, потому что проект первого оказался более приспособлен для задач астрономии. А.Л.Кудрин простил нам все долги, которые были даже по зарплате. А сейчас, поскольку обсерватория — особо ценный объект культурного наследия народов РФ, нам приходит целевое федеральное финансирование. В перечень особо ценных объектов входят еще два академических учреждения — это Кунсткамера и Пушкинский дом. Всего-то по России таких объектов 64. Так что вряд ли кто-то покусится на святое.
Финансирование заметно увеличивается. В прошлом году мы получили 19 миллионов рублей на ремонт и реставрацию обсерватории. Проблема была единственная — как бы с толком потратить эти деньги. Правила до деталей не продуманы: нам надо тендеры устраивать и обязательно выбирать такую фирму, которая устанавливает наименьшую цену. То есть, по качеству — самую худшую. Надо как-то эту систему менять. Но, тем не менее, мы вышли из положения. Кулуары Западного корпуса отреставрировали, начат ремонт меридианного зала, гостиницы, лаборатории астрофизики. Мы взаимодействуем с КГИОПом, который помогает отбивать нападки нуворишей. Вот недавно хотели 26 гектаров изъять и построить здесь пять лыжных трасс, в том числе для экстремалов, и еще стоянку на полторы тысячи машин. Я обратил внимание на следующее обстоятельство: «У вас в проекте эстакада высотой сто метров, это же выше Пулковских башен». «Ну конечно, — ответили мне — ведь лучше же кататься с такой высоты». То есть, они живут совершенно в другом измерении. Для них главное — деньги, нажива.
Что касается города, пока мы с ним взаимодействуем, находим компромиссные решения. Нас очень просили разрешить расширение прилегающего участка Пулковского шоссе, потому что дорога до Гатчины будет расширена. Город, в свою очередь, поможет нам привести в порядок ограду, благоустроить территорию.
— А как же уровень шума, вредный для оборудования?
— Даже не в оборудовании дело. В принципе, можно застеклить близлежащие дома. Но есть еще сейсмостанция, которая была основана князем Борисом Борисовичем Голицыным сто лет назад. Она, конечно, сильно зашумлена. Поэтому мы устанавливаем новые автоматические сейсмостанции с помощью Геофизической службы Академии наук в районе Приозерска, там, где действуют карьеры. Напомню, что промышленные взрывы могут спровоцировать землетрясение, а у нас в Ленинградской области шестибалльная зона.
Как обсерватория тратит и зарабатывает?
— Часто отмечают много формализма в хозяйственно-финансовых делах, касающихся науки. В 2005 году у вас были проблемы со строящимся телескопом для наблюдений за геостационарными объектами и для предупреждения об астероидной опасности: потребовали сертификат качества, которого у уникального прибора быть не может по определению.
— Мы получили тогда поддержку от Государственной Думы: было выделено финансирование на строительство телескопа нового класса; но по формальным причинам финансирование прервалось.
— А как сложилась судьба телескопа?
— Сейчас нашлись заинтересованные организации, которые поддерживают строительство. Работа сейчас идет и, может быть, в течение двух лет мы его запустим.
12345