Зарегистрировано: 394




Помощь  Карта сайта

Текст дня

Ф.М.Достоевский. Преступл. и наказание(ч.1,2)

Федор Михайлович Достоевский. Преступление и наказание Преступление и наказание Роман в шести частях с эпилогом * ЧАСТЬ ПЕРВАЯ * I В начале июля, в чрезвычайно жаркое время, под вечер, один молодой человек вышел из своей каморки, которую нанимал от жильцов в С-м переулке, на улицу и медленно, как ..
Дальше..

Фото дня

M105, NGC 3384, NGC 3389

M105, NGC 3384, NGC 3389

M105, NGC 3389, NGC 3384 SW 25012, Nikon D5100 10x30sec, DSS


Тексты. Прозариум

Тексты на сайте могут публиковаться как в составе книг, по которым они "разложены", так и по отдельности. Тексты можно публиковать на странице их владельца, в блогах, клубах или рубриках сайта, а так же в виде статей и объявлений. Вы можете публиковать на сайте не только собственные тексты, но и те, которыми хотите поделиться с читателями, соблюдая авторские права их владельцев.
Prozarium CMS | Реклама, сотрудничество | Разработка, продажа сайтов

Для добавления вашего собственного контента, а также для загрузки текстов целиком, загрузки текстов без разбиения на страницы, загрузки книг без разбиения на тексты, необходима авторизация. Если вы зарегистрированы на сайте, введите свой логин и пароль. Если нет, пожалуйста, пройдите регистрацию



Опубликовано в: Сайт: Публичные рубрики
Клуб: Отдых, путешествия, туризм
Клуб: Программное обеспечение
<--IT Информационные технологии
<--Бизнес по сферам деятельности

8,2





Двухэтажная Америка
/p. v./
26.09.2011


Путевые заметки социолога. Тарусин М.А.

Двухэтажная Америка


Эти заметки были бы невозможны без доброты, гостеприимства и душевной щедрости моих друзей, которые, собственно, и вытащили меня в Америку, таскали по ней с энтузиазмом, вертели моей физиономией в разные стороны, знакомили с местным людом и их жизнью, а потом с грустью засунули в самолет и отправили обратно. На этих страницах я означил их только литературным присутствием, так как не имею мандата на полное знакомство читателя с этими замечательными людьми. А свою благодарность я храню в сердце и буду выказывать им при каждом удобном случае. Храни вас Господь!


Параллели

Кроме самопознания, рефлексии, поиска своего и человеку, и нации свойственно стремление сравнивать. Мы вечно, всю свою историю сравнивали себя с Европой, интуитивно именно там надеясь найти образы своей внешности. Это естественно, потому что последние несколько сот лет не было иной живой цивилизации, обустроенной так, как хотелось бы обустроиться нам самим. Что бы ни говорили, но от Востока Россия все же далека неизмеримо. Мы – преемники православной Византии, но всегда хотели быть шире и смелее своего духовного родителя. Европа казалась нам тем образцом, восприняв механизмы которого, мы дополнили бы нашу самость разумным общественным благом. Но пропасть между нами и Европой с веками лишь увеличивалась, и не оттого, что мы не учили европейские уроки, а оттого, что европейцы не вняли своему опыту обучения учеников.

Меж тем Европа старела, а Россия – странное дело – век от века оживлялась неведомой силой. И на фоне этого многовекового общения разумной Европы с неразумным соседом неожиданно за океаном родилась новая цивилизация, отъяв у Европы почти что последние здоровые силы. История юной – едва за двести лет – Америки не несет на себе печати векового величия, но сегодняшний ее образ, ее живое состояние и энергия должны бы заставить нас пересмотреть наши перспективы. Великий наш историк А.И. Пан-ченко на надоевший вопрос отвечал так:

– Когда мы будем жить, как в Европе? Да никогда!

Мне думается, он имел в виду даже не столько уровень благосостояния, а само медицинское состояние дряхлеющей старухи, с которой вообще странно сегодня пытаться сравнить вновь молодую Россию.

Зато нашу новую молодость как хочется сравнить с этой молодой и задиристой Америкой! Правда, у нее пока молодость первая, наша же – посчитайте сами. Навскидку – Киевская Русь, Иван III, Петр I, Екатерина Великая, большевики со “светлым будущим”… Молодели мы не раз, зато и болели тяжко, и умирали как страна и как нация тоже страшно – другим не приведи Господь. Сегодня опять мы молоды и снова ищем себя и смысл своего будущего и внутри – в своем прошлом, и вовне – в окружающем мире. Но для сравнения надобны образцы. Совсем уж карикатурная старушка-Европа для этого явно не годится. Если еще век назад мы могли опасаться ее и тратить миллионы жизней, чтобы оборониться от ее последнего “броска на Восток”, то сегодня при всем желании представить ее насу-пленно марширующей к нашим границам как-то странно. Анекдот, да и только. Сравните то, как сегодня НАТО, примирительно хихикая, крадучись подбирается к России, с атакующей удалью их прадедов. Да и тесно там русской душе.

Оборотившись же через плечо и обозрев Восток, достаточно взгляда, чтобы понять: нет, такими мы быть не хотим, да и не сможем. И не потому, что Восток – дело тонкое, просто встаньте против зеркала с китайцем рядом – нет, Сунь Вынь, не глядеться мне в тебя как в зеркало.

Но с другой стороны Земли есть странная страна, похожая на нас чрезвычайно. Она схожа климатом (а это очень важно), простором пространства (а это еще важнее), людьми, внутренне молодыми и не стесненными тысячелетними психозами. Правда, у них пока только первая молодость, в отличие от нашей пятой или шестой, и они еще никогда не умирали, да и толком пока не родились – нравственно, по крайней мере. И тем не менее, если с кем мы и можем и должны себя сегодня сравнивать в нашем видении будущего, так это с Америкой, и более ни с кем. Нет другой страны на свете, столь удобной для этого сравнения, и нет пространства, более схожего с нашим.

Когда в юности я читал “Одноэтажную Америку” Ильфа и Петрова, я поразился тому, что авторы не только не пролили на эту землю свою сатиру и желчь, но, напротив, говорили о ней благожелательно, а если и обличали, то как-то снисходительно, как потакают человеческим слабостям вообще. Рассказы О`Генри рисуют мир людей душевных, ранимых, порой лукавых и жуликоватых, с неизменным юмором, с несчастной судьбой, с надеждой на счастье, любовь и житейский покой, словом – обычных симпатичных людей, вроде нас с вами. Рисунки провинциальной Америки Набокова вполне живописны и милы, герои мелодрам Драйзера, едкой политической прозы Пена Уоррена, лиричного Сэлинджера – все это казалось нам вполне близким и живым. А как очаровало наших шестидесятников фото седобородого, в свитере, со спокойным трагизмом во взгляде Хемингуэя… То есть мир американский был для взгляда русского вполне внятен и близок. Но был и есть другой американский мир – холодный и отчужденный, цепко оценивающий окружающее как жертву, политически расчетливый и римско-имперский. В сущности, это был и есть европейский колониальный менталитет, который определяется гордыней и презрением ко всему инакому. Как-то один довольно известный американец вдруг спросил меня:

– Скажите, а в России нас так же ненавидят, как и везде?

Американскому туристу, замечу кстати, предлагают памятку, как вести себя в разных странах мира, и настойчиво рекомендуют лишний раз не объявлять себя янки – во избежание почти обязательных неприятностей. Не так давно правительство США создало комиссию, долженствовавшую ответить на вопрос: “Как преодолеть негативный образ Америки в мире?” Комиссия заседала два года, да так и была распущена за полной никчемностью. Тем временем Госдепартамент опять пишет список стран, куда американским туристам лучше не соваться. Список постоянно расширяется. Говорят, уже составляется другой – со странами, куда соваться еще можно, и будет он куда короче первого.

Вот такой парадокс, видите ли. Вроде ребята неплохие, а как-то не сложилось у них с обществом человеческим. Поди разберись, отчего.

Но я летел в Америку не для того, чтобы разрешить парадокс современности. Скорее, чтобы проверить чужие впечатления и заиметь свои. Чтоб прощупать пульс чужой жизни, пообщаться с местным людом, ученым и не очень, и посмотреть да посравнить, и выпить да закусить. Неужто не постигнуть Америку русскому человеку после третьего стакана? И не схватить ее суть после пятого? И не выписать ей рецепта после восьмого? И не забыть все это на следующее утро?

Но все это после, а пока я сидел в “Шереметьеве” в комнате отдыха компании Swiss, пил бесплатную водку и ждал, когда объявят посадку.



Первые встречи

С высоты земля видится вполне приличной – зелень лесов, аккуратно нарезанные поля, кучки домиков и нитки дорог. Везде примерно одно и то же, различия начинаются внизу. Сидельцы салона, настрадавшиеся за девять часов безделья, уткнулись носами в холодные стекла. Сидеть столько времени в одном положении невозможно, разве что первые два часа. Потом начинаются варианты, и салон делается похожим на театр Мейерхольда: позы становятся утонченными до крайности.

Не мудрено, что в аэропорту Бостона я представлял собой пришибленного, но хорошо воспитанного дебила. Суровая сухая леди за стойкой погранзоны спросила меня что-то.

– Что-с? В смысле what-s? – сказал я.

Она медленно повторила.

– Ну, это… на three weeks.

Новый вопрос.

– Ась, простите… я что-то не совсем…

Повтор.

– А, ну, так визит to my friends. Ну и… посмотреть, to see America, – я сделал широкий жест рукой а-ля вождь на постаменте.

Вопрос.

– Что-с, позвольте? Как-то не того…

Она сделала неприятное лицо и замахала на меня руками.

Далее на таможне стояли два здоровенных лба в черных эсесовских мундирах и смотрели, как я приближаюсь.

– Hello! – я улыбался им, как старым друзьям. Где-то что-то я слышал про суровость американского кордона.

12345678910...