Зарегистрировано: 288




Помощь  Карта сайта

Текст дня

Обработка астрофото в IRIS

Источник: http://www.astrosurf.
com/ Оглавление 1. Введение 2. Несколько необходимых замечаний 3. Немного теории 4. Установка программы 5. Подготовка к работе 6. Как быстро посмотреть содержащееся в RAW-файле изображение? 7. Первые этапы обработки 7.1. Преобразование группы изображений из формата ..
Дальше..

Фото дня

Юпитер 18.11.2013 06:38

Юпитер 18.11.2013 06:38

SW25012, ЛБ2х(+), Flea3, Astronomik RGB TypeII. f3,7m, 2 мин/канал, 90fps, 8 bpp. Атмосфера 4/5. Спб, балкон


Тексты. Прозариум

Тексты на сайте могут публиковаться как в составе книг, по которым они "разложены", так и по отдельности. Тексты можно публиковать на странице их владельца, в блогах, клубах или рубриках сайта, а так же в виде статей и объявлений. Вы можете публиковать на сайте не только собственные тексты, но и те, которыми хотите поделиться с читателями, соблюдая авторские права их владельцев.
Prozarium CMS | Реклама, сотрудничество | Разработка, продажа сайтов

Для добавления вашего собственного контента, а также для загрузки текстов целиком, загрузки текстов без разбиения на страницы, загрузки книг без разбиения на тексты, необходима авторизация. Если вы зарегистрированы на сайте, введите свой логин и пароль. Если нет, пожалуйста, пройдите регистрацию



Опубликовано в: Сайт: Публичные рубрики

не число





Владимир Бенрат. Охотница за запахами

10.11.2008


Владимир Бенрат. Охотница за запахами

Наверное, память запахов у человека самая острая. Лица, походки, голоса можно усилием воли воспроизвести в памяти, они могут присниться. Образы любимых когда-то женщин и даже их прикосновения – и нежные и страстные, могут явиться вам во сне, давая почти всю полноту ощущений. Запахи же не приходят во сне никогда. Их можно различить и почувствовать только наяву, они не истираются от многократного повторения, и именно поэтому обладают необычайной силой.
Однажды, когда ему было уже под сорок, он попал в какой-то небольшой дворик в центре Старой Риги. И вдруг память мгновенно швырнула его, не перенесла, а именно перебросила в старый ленинградский двор, где он родился и вырос, в старый питерский двор-колодец. Там он бегал пацаном среди штабелей дров, между которыми были оставлены только узкие проходы. Парового отопления еще нигде не было, и этими дровами каждый день топили печки. Стоявшие на земле нижние ряды дров весной, когда таял снег и осенью с ее проливными дождями, были обычно полузатоплены в воде, напитывались ею и постепенно подгнивали. Дрова были, в основном, осиновые, еще неокоренные. Березовые дрова были редкостью и доставались только начальству, которое обычно держало их в сарайчиках. Но сарайчиков на всех не хватало, и народ попроще оставлял свои осиновые чурки мокнуть во дворе. И хоть «осина не горит без керосина», но все равно греет, а керосина было в то время полно во всех лавках, и дома у каждого в чулане хранилась большая бутыль для заправки примусов и керогазов.
В Питере уже давно нигде не было печек, а в центре Риги из-за глубоких мощных каменных фундаментов трубы парового отопления проводить было очень сложно, и почти у всех для отопления были оставлены печки, а где печки, там и дрова. И именно этот горьковато-терпкий запах гниющей осиновой коры как только он его почуял, мгновенно окунул его в детство, и он почти молниеносно вспомнил и забытые дворовые словечки, и лихие уличные песенки, вспомнил и надписи на стенах. Слышал, будто это снова происходило наяву, степенно ведущиеся разговоры взрослых пацанов, настолько взрослых, что у него от этих разговоров замирало сердце и сразу бросало в краску. Но спросить у родителей верить ли ему этим разговорам или нет, он никогда не решался.
И еще один запах, связанный у него уже не с детством, а с юностью сыграл в его жизни необычную роль. В течение пятнадцати лет, не меньше, он серьезно занимался спортом, и запах спортивных залов, спортивных раздевалок врезался в его память навсегда. И когда он решился, разменяв уже пятый десяток, снова иногда захаживать в зал поиграть в волейбол, он вспомнил, как когда-то давно в промежутке между вторым разводом и третьим браком он, немного придя в себя, постоянно стал нуждаться в женском обществе. Но ему не нужны были новые знакомства, он тянулся к тем, кого он уже давно знал, с ними ему было уютнее. И он стал вспоминать и разыскивать телефоны своих подруг по спорту и особенно тех из них, с кем у него были романтические отношения, в которых поцелуй был высшим проявлением близости.
С одной из них, той, что ему когда-то очень нравилась, он встречался уже третий раз. И хотя она побывала уже замужем, никаких любовных отношений между ними почему-то не завязывалось. Она смотрела на него как на бывшего товарища по спорту, охотно слушала его разговоры, но на сближение никак не шла. Но вот как-то раз ему пришлось из-за того, что он опаздывал к ней на свидание и не мог дождаться транспорта, пробежаться минут двадцать до ее дома. Ему, правда, было после этого немножко неудобно: рубашка, когда он добрался до ее парадной, слегка прилипла к спине, и подмышками тоже было влажно. Когда он к ней вошел, она, сразу заметив, что он взмок, предложила ему снять куртку. На небольшом диванчике в полутемной прихожей он едва разглядел цвета воронова крыла лежавшую охотничью собаку, которая в его сторону даже не повернула морду. Он уже начал вешать свою куртку, как из комнаты выскочила еще одна собака, точь-в-точь похожая на первую, только помельче. Отгоняя ее, хозяйка стала помогать ему повесить куртку, и при этом случайно прижалась к его спине грудью и даже, как ему показалось, коснулась на момент его рубашки лицом. Она рассказала ему после, что лежавшая на диване собака это чучело когда-то жившего в их семье сеттер-гордона, редкой породы охотничьих собак, а другая из этой же породы, настоящая, и ей всего два года.
Во время разговора за столом, на котором стояла вынутая ею из буфета бутылка белого «Рымникского», он стал замечать, что она разговаривает с ним совершенно по-другому, не так, как на улице. Каждый раз реагирует на его шутки бурным, даже немного нервным смехом, подолгу задерживает на нем взгляд. Часто во время приступов смеха как бы непроизвольно касается его руки своей ладонью. Потом она включила музыку и предложила потанцевать.
- По-моему, тебе и без куртки все еще жарко, - сказала она во время танца, высвобождая его рубашку из-под брючного ремня. Потом почти сразу же проскользнула рукой ему по спине под рубашкой. Ему было неловко, спина все еще была липкой от пота.
- Может быть, я в ванну сбегаю, - слегка от нее отстраняясь, спросил он.
- Никаких ванн, - томно ответила она, удерживая его, - всё утром.
«Ничего себе, - пронеслось у него в голове,- она, что меня на всю ночь оставляет? Значит, она все-таки решилась? Значит, я прошел испытательный срок или какие-то ей самой установленные правила?» Но любые мысли быстро улетучились из его головы, когда она, не закончив танца, потянула его за руку, и они рухнули на диван...
К следующей встрече с ней, он, решив не повторять предыдущих ошибок, подготовился очень тщательно: оделся во все свежевыглаженное, вышел заранее, с запасом времени и не торопясь, добрался до ее дома. Его встретило полное разочарование. Будто у них ничего до этого и не было. На любые разговоры его она отвечала вяло, шутливые рассказы, которые он заранее подготовил, вызывали у нее только плохо скрываемую зевоту. « Может быть, что-то не то было у них в постели? Или у него вырвалось что-то грубое в тот момент их близости, когда он обычно уже почти переставал следить за собой? А, возможно, к ней просто вернулся какой-то из ее старых приятелей, с которым она незадолго до этого поссорилась, а с ним она легла в постель, чтобы этому приятелю отомстить?»

Уже в одиннадцать вечера он был дома. Ни о каких утренних возвращениях на этот раз не было и речи. Он снова был отброшен на те позиции, которые он занимал до того их свидания. А он-то уже рассчитывал на длительные встречи. Это его сильно обескуражило, не так–то легко удавалось ему сходиться с женщинами. Почти до утра не мог он уснуть, все пытался отыскать причину. И вино было тем же, на этот раз он сам об этом позаботился, и одет он был гораздо лучше. Но никакого ее смеха он не услышал, никаких танцев и в помине не было. «А что если ей в тот удачный вечер было просто приятно почувствовать, что я к ней торопился на встречу, даже взмок слегка. Попробую-ка следующий раз это повторить». Через два дня, надев простой спортивный костюм, он поехал на метро в ее сторону, но, выйдя на две остановки раньше, полчасика пробежался и потом сразу заскочил к ней, зашел без предупреждения, без цветов, без шампанского.

Успех был ошеломляющим. Все было даже гораздо более бурно, чем в первый их раз. Она прямо в прихожей, едва чмокнув его в щеку и слегка приобняв, моментально заперла собаку в другой комнате и сразу сама начала его раздевать. Похоже, что предыдущая неудачная встреча просто выпала у нее из памяти, будто ее и не было...

Когда они, обессиленные лежали на влажных от их тел простынях, она полусонным голосом, ласково поглаживая его плечи и грудь, иногда усмехаясь, рассказывала ему, почему она разошлась со своим мужем.
12